Общественная палата

20 сентября 2012
Леонид Чанов

13 сентября 2012 г. в Общественной палате Российской Федерации состоялось открытое заседание Общественного совета Минпромторга России по обсуждению государственной программы Российской Федерации «Развитие электронной и радиоэлектронной промышленности». Попробуем и мы обсудить её. Невозможно здесь во всех подробностях рассмотреть 105-страничный документ, поэтому выскажем лишь общее впечатление. Уже в начале текста бросились в глаза пара не очень корректных утверждений.

Вот первое из них на с. 8: «Анализ отечественного рынка показывает, что наибольшим спросом пользуются полупроводниковая техника, доля которых составляет 970 млн. долл. США, в то время как пассивные компоненты только 155 млн. долл.… а дисплеи и индукторы 112 млн долл. США».

В большинстве случаев стоимость пассивных компонентов значительно ниже, чем у микросхем или дискретных полупроводниковых компонентов, поэтому и объем их реализации в денежном исчислении меньше, но это совсем не означает, что на них меньше спрос. Если аналогичные данные привести не в стоимостном, а штучном исчислении, то окажется, что пассивных компонентов продано намного больше, нежели полупроводниковых. Не вполне ясно и о каких индукторах идет речь и не понятно, зачем их объединили с дисплеями? Может быть, имелись в виду индикаторы? Конечно, это мелочи и без ошибок и опечаток не обойтись в любом деле, но все же это программа развития электронной отрасли и негоже допускать подобные неточности.

Далее на с. 9 утверждается, что: «Радиоэлектронная промышленность в России на сегодняшний день представлена 550 предприятиями и организациями….». Это, мягко говоря, заблуждение. Таковых в России по разным сведениям 3000–4000 компаний. Возможно, имелись в виду предприятия под ведомственным контролем со стороны департамента радиоэлектроники Минпромтрога? Но и частные компании, которые, зачастую являются лидерами российского рынка в своих сегментах, тоже вносят свой вклад в развитие отечественной электроники!

В начале документа приведено довольно много статистических сведений о российском рынке, но после утверждения о 550 предприятиях эта информация воспринимается скептически, тем более, что нигде не даны ссылки на источник.

Первый этап федеральной программы выполнялся в 2008–2011 гг. и как утверждается (с. 11) за этот период выполнено 806 НИОКР. Далее почти на 30 страницах (начало на с.12) следует перечисление их результатов схожие с победными реляциями. Наверное, и вправду получены ценные результаты, но где же серийная продукция? В отчетах везде упоминаются образцы. Например, в результате выполненных НИОКР получено: «Более 200 типов образцов электронно-компонентной базы». И в то же время во всем документе мы не нашли слова: «серия», «серийный», «серийная». Хотя, в планах на 2015 г. (с. 46) доля отечественных радиоэлектронных изделий на мировом рынке должна составить 0,5% взамен нынешних 0,3% (с. 7), а в 2025 г эта доля должна достичь уже 5%. Такие результаты могут быть достигнуты только за счет выпуска серийной продукции, а не образцов НИОКР!

Завершается фрагмент о выполненных НИОКР следующей фразой: «Не смотря на стабильное увеличение числа инновационно-активных предприятий и роста доли инновационной продукции, высокой наукоемкости производства в инновационной продукции отрасли, нельзя не отметить недостаточную конкурентоспосбоность отечественной радиоэлектроники на мировом и отечественном рынках».

Сразу вспомнились старые добрые времена и многочисленны постановления в духе: «В целях дальнейшего улучшения… ». Кстати говоря, в данном случае слов «несмотря» должно писаться слитно. Вообще весь документ полон штампов, канцеляризмов, лишних фраз и довольно труден для чтения.

К сильным сторонам программы (с. 83) ее авторы относят: «Возможность достаточно быстрой реализации при достаточных финансовых потоках»! В чем смысл этой фразы?! На наш взгляд типичная бюрократическая перестраховка «на всякий случай». Или другая сильная сторона: «Постепенное распространение корпоративного стиля управления основанного на бизнес-логике». Насколько постепенное, что означает термин «бизнес-логика»?

Среди основных рисков программы упомянут и такой: «Развитие научно-технического потенциала зарубежных конкурирующих фирм и предприятий, осуществляющих экспансию на мировых рынках радиоэлектронной продукции» (с. 85).

Но помилуйте! Эти самые зарубежные конкуренты только тем и заняты, что развивают научно-технический потенциал и осуществляют экспансию на мировых ранках электроники. Более того и наши, увы, пока немногочисленные компании, уверенно чувствующие себя на мировом рынке заняты тем же самым! Подобное обстоятельство никак не может считаться риском.

В целом же у нас создалось впечатление, что это не программа развития российской электроники, а план финансирования НИОКР для тех самых 550 предприятий, о которых говорилось в самом начале.

Поверьте, мы не хотим брюзжать и высмеивать. Мы знакомы с рядом специалистов, работающих в тех самых 550 компаниях. Они отличные инженеры и мы с большим уважением относимся к ним. Но не пора ли изменить подход к подобным программам? И говорить в них о серийной продукции, а не об образцах, полученных «при достаточных финансовых потоках» в результате выполнения НИОКР.

Можно получить блестящие результаты НИОКР, но, если не работать над их коммерциализацией, они так и осядут мертвым грузом в архивах предприятий, а деньги, потраченные на исследования, окажутся выброшенными впустую. Вот, пожалуй, основная мысль, какую мы хотели довести до читателей.

Оригинал программы выложен здесь. Мы лишь перевели его в более удобный для чтения формат.

Леонид Чанов, главный редактор