Комментарии экспертов

9 февраля 2012
На наш взгляд, в статье Дмитрия Боднаря рассматриваются вопросы, на которые нет простых ответов. Поэтому мы обратились за комментариями к Михаилу Павлюку и Владимиру Стешенко. Их точка зрения поможет читателям получить более полное представление о российской микроэлектронике.

Михаил Павлюк, генеральный директор, ЗАО «ПКК Миландр»
На мой взгляд, основная проблема сегодня состоит в снижении бизнес-активности людей, в отсутствии конкуренции между компаниями, в отсутствии опыта выведения вновь разработанных изделий на рынок. Ведущие дизайн-центры присутствуют на российском рынке довольно долго, а объемы продаж их продукции невелики. Все они достаточно профессионально используют модели производства микросхем, описанные в статье, а также  – более продвинутые с применением готовых IP-модулей при проектированием, с покупкой процессорных ядер и т.д. Однако не микросхемы интересны рынку, а готовые схемотехнические и программные продукты и конкурентные электронные изделия. Создавать же все это можно только в тесной кооперации с разработчиками микросхем, ПО и аппаратуры, но такую глобальную кооперацию уже почти невозможно воспроизвести. Сейчас государство старается поддержать оставшихся участников кооперации по отдельности, и пока есть эта  поддержка, будет оставаться и надежда, что у нас возникнут конкурентоспособные мировые компании.

Владимир Стешенко, начальник комплекса, заместитель генерального конструктора ОАО «Российские космические системы», к.т.н., доцент
Чтение статьи Дмитрия Бондаря вызвало у меня интересные ассоциации, которые я как-то озвучил в кулуарах заседания Межведомственного совета главных конструкторов по ЭКБ. Дело в том, что есть у меня хобби: готовить в выходные что-нибудь вкусное для семьи. Как правило, это ужин в субботу. И в это время на кухне звучит обычно одна известная московская радиостанция, в эфире которой пламенная журналистка выдает (в промежутках между критикой «кровавого режима») критические и язвительные памфлеты в адрес то ГЛОНАССа, то создания производства 0,18 мкм на «Микроне», а в особо забавных случаях – и того, и другого одновременно… Основных упреков два. Во-первых, все это – устаревшие технологии, а вот «ученый Х, уехавший в Силиконовую долину из-за невозможности работы здесь, изобрел 0,032» (0,015 ну и т.д.). Во-вторых, традиционное – куда пошли народные деньги?! Ну и соответствующие бурления в «этих ваших интернетах» – оторопь берет – все пропало!!!

И вдруг оказалось, что к концу 2011 г. орбитальная группировка ГЛОНАСС успешно сформирована, функционирует. Упомянутый «Микрон» начал производство по 0,18 мкм технологии, осваивает процесс 90 нм, ведет работы по радиационностойким техпроцессам. Соответствующие киты и библиотеки доступны. Да, эти столь ожидаемые события произошли несколько позже первоначально озвученных сроков (а что еще оставалось делать под жестким прессингом, как не обещать любезные сердцу крупных руководителей сроки?), но они ясно показали – отечественная высокотехнологичная промышленность, несмотря на огромнейшее количество проблем, скорее жива, чем мертва, особенно если сопоставить вложения в нее (к вопросу о народных деньгах) и ведущие мировые производства. Но сейчас речь не об этом.

Что мы понимаем под технологической безопасностью (естественно в части ЭКБ)? Полный цикл производства всего и вся? Так даже США с их колоссальными оборонными и космическими бюджетами позволить себе этого не могут. И упомянутый автором Aeroflex – убедительный тому пример: он не имеет собственного кристального производства и ориентируется не только на американские предприятия, но и на Тайвань, Израиль, Европу (более 10 фабов). Технологическая безопасность – это, прежде всего, возможность обеспечить выполнение программ в течение длительного жизненного цикла изделий и с учетом безусловного их соответствия требованиям назначения, условиям применения и экономической целесообразности. И ни в коем случае нельзя противопоставлять ставшими привычными за последние 20 лет подходы к комплектованию импортом и работой с фаундри с применением отечественных компонентов и изготовлением на отечественном производстве. Чтобы обеспечить это,  нужно думать о сборочном и испытательном производстве, складах длительного хранения, материалах и т.д. И самое главное – рынок сбыта – чтоб дышало отечественное производство.

И тут нужен локомотив (а гражданский рынок электроники в России никогда не существовал и быть им не может, вспомните хотя бы, сколько телевизоров делалось в лучшие годы в СССР) – и не по причине «нефтяной иглы», а из-за того что население страны не превышает 2% от мирового. Не окупится гражданская продукция суперфабрики по 28 нм реализацией только внутри страны. Это уже глобальный бизнес! Именно поэтому и выбиралась линейка и проектные нормы «Микрона», чтобы обеспечить относительно широкий набор базовых техпроцессов при приемлемой стоимости. Не буду описывать эти техпроцессы, уважаемые коллеги Г.Я. Красников и Н.А. Шелепин делают это регулярно, проблем ознакомиться с тем, что есть и будет на  «Микроне», нет никаких – руководство предприятия абсолютно открыто для конструктивного диалога. Конечно, всех проблем «Микрону» не решить, но вот закрыть серьезные ниши для спецтехники, в том числе в будущем и экспортной, «отбивая» основной доход за счет RFID и тому подобных приложений, ему вполне по силам.

И прав Д. Бондарь в том, что не идут иностранцы к нам с созданием высокотехнологичных производств, зачем?! Ведь компоненты и массовую аппаратуру и так купят, чего уж там производство развивать. Это реальность, а не эмоции и угода политконъюнктуре. Поэтому в России еще со времен Петра Великого только жестким госнажимом и можно прививать реальные, а не виртуальные инновации: ГЛОНАСС-аппаратуру в обязательном порядке на транспорт, электронные паспорта и единые карты и т.д. Тогда то, глядишь, и пойдет какая то серия, сформируется технологическая школа, и можно будет замахнуться на что то следующее, возможно уже свое – не терпит природа сингулярностей, разрывов, по разорванным рельсам локомотивы не ездят. И вот только жестко (но в рамках закона) навязывая инновации, можно как-то подтолкнуть российский невоенный бизнес к отходу от канонов сырьевой экономики.

И в заключение: сапоги должен тачать сапожник, а пироги печь пирожник. Мы пока вторые в мире (!) на рынке космическом, на рынке оборонном наверное следует развивать то, что умеем, а не производить сковородки вместо МИГов, как в бурные годы конверсии… И не противостоять здесь надо тем же израильским и прочим фирмам, а искать формы кооперации, естественно, в рамках не только российского, но и международного права и обязательств. И тут-то роль федеральных органов власти должна быть весомой и инициативной – «проталкивать» на мировые рынки продукты, лоббировать интересы отечественной промышленности, защищать рынок, разрабатывать и реализовывать актуальные нормативные акты.

 На мой взгляд, статья Д. Бондаря своевременна и затрагивает крайне важную тему. Конечно, она отражает субъективный и местами ангажированный взгляд автора – провайдера услуг зарубежных фаундри на проблему, но это и является ее достоинством – дискуссия еще только начинается…